Моей старшей дочери – 44!

Ольге 44. 2 июля 2017 г.
Ольге 44. 2 июля 2017 г.

Время неумолимо. Летит без оглядки. Ольге, моей старше дочери, исполнилось 44 года. Невольно задумаешься и о своем возрасте. Если старшей дочери стукнуло 44, а у старшей внучки «на подходе» 22. То сколько же я живу на этом свете? Страшно подумать.
Как правило, когда по близким людям «стукнет» очередной возраст, или ко мне подходит очередной день рождения, то задумываешься о прожитом. И с каждым годом думаешь о прожитом все больше и длиннее.
Ольге исполнилось 44 года, но и в этом, зрелом возрасте дети остаются для своих родителей детьми.

А что у меня было в мои 44?

В мои 44 я, естественно, не ощущал себя ребёнком, хотя для мамы я, наверняка им оставался. А ведь уже более 20 лет меня звали «Олег Талгатович» в университете. А сам университетский, двадцатилетний отрезок моей жизни подходил к завершению. Впереди было бурное, непривычное море капиталистической жизни.
Двадцатилетний период счастливой, как мне казалось для всех членов семьи, семейной жизни был завершён. Обе дочери уехали в Америку с моей первой женой, а я остался и один, и без крова над головой.
Докторская диссертация была завершена, но не защищена – после развала Союза и полной неразберихи с наукой, не было приличного места, где бы хотелось защищаться. Хотя несколько моих подопечных успели защитить кандидатские диссертации.
Моя монография об устройстве верхней мантии Южного Тянь-Шаня затерялась где-то в недрах издательства ТашГУ. В самом университете царил хаос. Все взялись изучать узбекский язык, создавать новые словари, энциклопедии и учебники на государственном, узбекском языке. Создавая новые научные термины. Подход был единый: перевести научный термин на народный, русский язык, а уже после этого подобрать узбекское слово. Например, «сейсмограф» перевели на русский, как «тряскопис» и, далее, на научный узбекский. Так и жила наука в начале 90-х, в мои сороковые.
У меня впереди был новый, двадцатилетний период жизни. И я никак не мог ощущать себя ребёнком.

А что Ольга в ее 44?

Я уверен, что и Ольга в свои 44 не ощущает себя ребенком. Столько прожитых лет «за спиной». А сколько событий! И училище имени Боровского, и два курса в ТашМИ, и переезд в Америку, и первое замужество, и рождение первого ребенка, и сдача медсестринских экзаменов в США, и первые годы работы в качестве Register Nurse в госпитале Нью-Йорка, и первая кооперативная квартира в Нью Джерси, и второе, а затем и треть замужество, и переезд во Флориду, и новая собствнная квартира, и рождение второго ребёнка, и получение университетского диплома, и собственный бизнес, и вторая собственная квартира, и новая работа, уже в качестве дипломированного специалиста, и…
Разве после всего прожитого можно ощущать себя ребенком. При том, что старшей дочери скоро 22, и она закончила колледж, и готовится продолжить обучение, и у нее уже личная жизнь «в разгаре».

Немного пофилософствую.

Почему взрослые дети для родителей так и остаются детьми до конца родительской жизни, а взрослым детям жалко своих престарелых родителей. Речь не идёт о семьях, где родители и дети испытывают друг к другу взаимную неприязнь. Таких семей, к сожалению те так уж и мало. А я имею в виду вполне благополучные семьи, где дети взрослеют, родители стареют, и все любят и уважают друг друга. Я думаю, что основная причина в том, что родители не могут понять внутренний мир своих детей, а дети не понимают внутренний мир своих родителей. Именно поэтому, дети для родителей так и остаются детьми, а детям жалко своих стареньких пап и мам. Наверное, так и должно быть – родители УЖЕ не могут «угнаться» за своими молодыми и более активными детьми, а дети ЕЩЁ не могут осознать, что и в таком, как у их родителей возрасте можно жить счастливо. Помню, когда мне было 15 лет, то 20-тилетние мне казались дремучими старцами, а в свои 20, я не понимал, как можно ещё жить в 40 лет.

Отметили 44-й День рождения в ресторане близкой подруги моей старшей дочери.

С такими мыслями я и пришёл в ресторан, где Оля отмечала свое 44-хлетие. В ресторан в Манхэттене, который открыла Олина давняя и близкая подруга Дина с мужем Сашей. Они, хозяева нового ресторана тоже, наверняка, дети в глазах своих родителей. При этом следует учесть, что на счету у Олиной подруги это уже третий ресторан. Два – во Флориде и вот этот, третий, в самом сердце Нью-Йорка.
Я попытался поделиться своими мыслями в тосте за здравие, но в таком коротком жанре, как тост невозможно высказать эти свои мысли. Поэтому решил их изложить «на бумаге».

Мария Владимировна Ушакова

Маша Ушакова
Маша Ушакова
Мария Владимировна Ушакова
Маша Ушакова
Name Мария Владимировна Ушакова
Birth 23.02.1979 in Ташкент
Menu Order19
SchoolМГУ им. Ломоносова
ReligionПравославная
ProfessionБиолог

 

Жанна Олеговна Якупова

Жанна Якупова
Жанна Якупова

Жанна оказалась неожиданным ребенком, для меня. Мы жили у мамы, Татьяны Ивановны Шумской. Ожидали, когда достроят наш кооперативный дом – вставку над Гангой. Если вся беременность Олей прошла у меня “на глазах” и я помню буквально каждый день из положенных природой 9-ти месяцев беременности, то весь девятимесячный период беременности Жанкой буквально “стерт” из моей памяти. Уж и не знаю почему. Жанка стала Жанной по наследству от Оли, первой моей дочки. Оля должна была носить имя Жанна. Но так сложилось, что Оля стала Олей, уступив право ношения имеи Жанна Жанке.

Жана была “бабулиной” внучкой. Так сложилось, что Жанка была большее количество времени с бабулей, Татьяной Ивановной Шумской.

Жанна Олеговна Якупова
Жанна Якупова
Name Жанна Олеговна Якупова
Birth 7.04.1979 in Ташкент
Parents
Menu Order18

 

Ольга Олеговна Ратманская

Ольга Ратманская (Якупова)
Ольга Ратманская (Якупова)

Оля была первой и желанной дочкой. Если вычесть из даты рождения обычные 9 месяцев, то пулучится время зарождения конец сентября – начало октября 1972 года. В это время мы с будущей Олиной мамой были в Таджикистане, собирали материалы для отчетов по производственной практике. По практике, на которой мы и поженились, летом 1972 года. Жили в общежитии. В геологических фондах набирали материал для отчета. Практически не расставались. Были все в любви. Смотрели как наши хоккеисты сражались с канадцами. Не заметили, как закончились деньги. За несколько дней до отъезда домой. Билеты были заранее куплены. Из съедобного остался один трехлитровый баллон с маринованными огурцами. От которых аппетит только еще сильнее разгорался. Но это все не мешало нашей любви. Вот в таких условиях Ольга и была зарождена.
К концу срока у Светы был огромный живот с Олей. Она ходила в перевалку, как утка. Я водил везде её за ручку.
Ольга родилась, когда я был на военных сборах в Туркмении. Мы решили назвать свою первую дочку Жанной (я Свету называл Жанной Дарк). Но в моё отсутствие, по предложению моей мамы, Татьяны Ивановны Шумской, Ольгу назвали Ольгой. Мне имя очень понравилось. Мы решили, что следующую дочку назовем Жанной. Так и получилось через 6 лет.

Ольга росла “дедулиной внучкой”. Дед, Разумовский Арнольд Михайлович, в ней “души не чаял”. Оля дедулей командовала, дедуля с радостью подчинялся. И баловал так, что Света тногда была недовольна.

 

Ольга Олеговна Якупова
Ольга Ратманская (Якупова)
Name Ольга Олеговна Ратманская
Birth 2.07.1973 in Ташкент
Parents
Menu Order17