Шпотова Лидия

Шпотова Лидия Викторовна
Шпотова Лидия Викторовна

Впервые о Лиде и ее муже Ушакове Владимире я услышал осенью 1973 года от своего институтского товарища, Шамшина Стаса. Он летом работал в геологоразведочной партии Ушакова В. коллектором. Носил за геологами рюкзак с образцами горных порд. Он с восторгом рассказывал о талантливом начальнике партии и его красавице и умнице жене. Это и была Лида. Об их замечательных отношениях и о том, с каким энтузиазмом они занимались поиском и изучением месторождения вольфрама. Как было интнресно проводить вечера, после дневных маршрутов в разговорах, с песнями, шутками. Стас был очень талантливым человеком. Остроумный, хорошо рисовал, писал стихи. Ему было очень интересно с Лидой и Володей. Особенно, Стас восхищался красотой Лиды.
Я это смог оценить воочио, когда первый раз, в 1974 году увидел Лиду в МЭГЭИ (ВЦ Мингео). Она возглавляла геологический отряд и они в ВЦ обрабатывали данные полевых наблюдений. Редко встретишь женщину с такой великолепной фигурой, умеющей так себя держать и быть так увлеченной работой. Я в то время не сильно отличался от мальчишки, хоть и имел уже хорошее положение на работе, был женатым, и уже успел стать отцом. Когда Лида гордо и независимо проносила себя в саду нашей экспедиции, моя голова, помимо моей воли поворачивалась во след проносящегося чуда. Удивительное сочетание красоты и ума. Несколькими годами позже Лида защитила кандидатскую диссертацию в Москве и издала первую свою монографию, совместно с Ушаковым В., посвященную вольфрамовым месторождениям.
Лида возглавила отряд, занимавшийся применением математических методов распознавания образов к геологоразведочным данным. Распознаваемый образ – это потенциальное месторождение полезных ископаемых. В отряд входили и геологи, и математики, и программисты, и техники. Всех этих людей я хорошо знал. По институту, по вычислительному центру, просто по жизни. И для всех Лида была недосягаемым эталоном и человека, и специалиста, и просто женщины.
Когда Лида перешла работать на кафедру ТашГУ, где я уже трудился несколько лет, мы быстро сдружились. Стали очень хорошими товарищами по работе. У каждого из нас была своя личная жизнь.
У нас были общие интересы и по научной работе, и по факультативной работе. На факультетских собраниях мы часто сидели рядом, обмениваясь мнениями о происходящем.
Каждое лето и Лида, и я организовывали экспедиции. Лида, как правило в Кызыл-Кумы или куда-нибудь в пределах Южного Тянь-Шаня.
Научная работа Лиды, превратившаяся в докторскую диссертацию, была посвящена поиску океанической окраины, подобной Курильской островной дуге, в глубинах горных пород Южного Тянь-Шаня. Окраины, превратившейся в горные породы, несущие в себе следы бывших океаническо-окраинных времен. Лида, как великолепный петролог и палеовулканолог, консультировала местные геологоразведочные организации на хоздоговорной основе. Часть полученных денег направлялась на финансирование научных изысканий.
Лида помогла с кандидатской диссертацией Галине Васильевне Болговой, тренеру по горным лыжам. Помогла обнаружить следы первых узбекских алмазов Головко Александре. Она в настоящее время возглавляет крупную геологоразведочную организацию.
На кафедре петрологии, где Лида работала доцентом. совместно с заведующим кафедрой, профессором Далимовым Турабеком Нугмановичем (будущим академиком и ректором Национального Университета) Лида опубликовала две крупные монографии, посвященные петрологии и палеовулканизму Тянь-Шаня.
Ко времени распада Советского Союза, торжеству национализма и местничества, полного упадка науки в Узбекистане (в России было похожее положение с наукой) Лида в целом завершила свою докторскую диссертацию. В диссертации она рассказывало о том, как обнаружила древнюю океаническую окраину в пределах Южного Тянь-Шаня, и какие выгоды для поиска месторождений полезных ископаемыж это обнаружение сулит. В Узбекистане защищаться не было смысла – не перед кем было защищаться. Лида отправилась в Россию. Но и там, в то время царил такой беспорядок, и такой упадок в науке, что Лида решила “не метать бисер…”. Положила на полку уже завершенную докторскую диссертацию и с головой ушла в семью и наш бизнес. Это была середина 90-х годов. Времени, когда для большинства советских людей нашего поколения ВСЕ рухнуло. Немного было тех, кому удалось быстро перестроиться и начать строить новую жизнь в совершенно новых, непривычных и неизвестных условиях. Когда восторжествовал жуткий национализм. Все русские люди, от которых фактически отвернулась Матушка Россия, превратились в захватчиков, насильно покоривших узбекский народ. Шло тотальное обузбечивание по всему Узбекистану. Все встало с ног на голову. И в науке не в последнюю очередь. Так лауреаты Государственной премии СССР и Ленинской премии превратились в ничтожества, а лауреаты госпремий Узбекистана в великих ученых. И в этих условиях, нам русским людям удалось создать неплохой бизнес на рынке ценных бумаг Узбекистана.
Можно сказать, что мы участвовали в создании рынка ценных бумаг Узбекистана (РЦБУ) с самого начала и “под ключ”.
1. Приватизировали самые крупные предприятия Узбекистана, что позволило наполнить РЦБУ ценными бумагами. Реструктурировли и акционировали предприятия.
2. Создавали институты РЦБУ, которые обеспечивали хранение ценных бумаг и их обращение и учет. Брокерская фирма “Прогноз”. Брокерская контора #2 на РФБ “Ташкент”. Депозитарий “Прогноз-Плюс”.
3. Размещали ценные бумаги среди различных слоев населения Узбекистана. Приватизационный инвестионный фонд “ОЛИМ-Ф”. Управляющая компания “Контроль-Гарант”.
4 Внедряли методы корпоративного управления во вновь созданных открытых акционерных обществах. Осуществляли ведение реестров акционеров крупных обществ.
5. Инвестировали часть заработанных средств в объекты недвижимости. Наиболее заметный объект – Восточная бання в Сырдарьинской области.

Шпотова Лидия Викторовна
Шпотова Лидия Викторовна
Name Лидия Викторовна Шпотова
Birth 9.09.1946 in Ташкент
Death 1.08.2010
HusbandОлег Талгатович Якупов (1996 - 2010)
Menu Order15
ReligionПравославная
ProfessionПетролог

 

Leave a Reply