Шумская Татьяна Ивановна

Шумская Татьяна Ивановна. 1953 г.
Мама и я. 1953 г.

Моя мама, Шумская Татьяна Ивановна – коренная ташкентка, ташкентская русская. Родилась в Тащкенте, ее мама, Анна Ивановна Деньдобрая родилась в Ташкенте, бабушка и дедушка – первые переселенцы в Туркестанский край. Родилась мама в 1924 году, в семье советских служащих. Семья жила в коммунальном доме по адресу ул. Т. Шевченко 64. Возле железнодорожного вокзала. Отец мамы, мой дед, Шумский Иван Лукич, родом с Западной Украины, партийный работник невысокого ранга. Мама была вторым ребенком в семье, погодком со своей старшей сестрой Надеждой. Следующая дочь в семье, мамина младшая сестра Галина, родилась аж через 13 лет. И если тетю Надю я всегда называл тетей Надей, то вторую тетку просто Галой. Так как Гала была всего на 12 лет старше меня. Моя бабуля, Шумская Анна Ивановна, в девичестве Деньдобрая, не ходила на работу, занималась детьми, домом, мужем. Она была хорошей портнихой. Шить ее научили в гимназии, которую бабуля закончила до революции.
Мама была любимой дочкой, что сильно расстраивала ее старшую сестру Надю. У мамы было три дяди, Деньдобрые, братья бабули – дядя Коля (Николай Иванович), дядя Петя (Петр Иванович) и дядя Сережа (Сергей Иванович). Особенно мама любила дядю Колю, который маму тоже очень любил. Дядя Коля сильно болел и рано умер, еще до войны. Дядю Петю я тоже не знал, а вот с дядей Сережей я хорошо был знаком. Мы каждый год ездили к нему домой, на 51-й разъезд, собирать вишню для варенья. И эти поездки превращались в маленькие семейные праздники. Собиралась вся семья. Набирали по несколько ведер вишни, ходили на озеро купаться, собирались за обеденным столом. Ели, выпивали. Детям тоже позволялось немного разбавленного вина. Разговаривали, пели. Уезжали в Ташкент на последнем пригородном поезде. Сытые, уставшие, довольные, с ведрами вишни, а в какие-то годы уже с готовым вишневым вареньем.

Мама. Школа. 1938 г.
Мама. Школа. 1938 г.

Мама с тетей Надей вместе пошли в 1-й класс 94-й школы. Маме было 7 лет, тете Наде – 8 лет. Родители решили, дочкам будет лучше учиться в одном классе. Мама была очень способной ученицей. Закончили школу в июне 1941 года. Выпускной вечер был в ночь с 21 июня на 22 июня. Гуляли до рассвета 22 июня 1941 года.
В школе мама и тетя Надя дружили с двумя мальчиками- одноклассниками. Мама дружила с Ваней, а тетя Надя с Валей (моим будущим дядей Валей).

Мама. Школа. 1938 г.
Сестры Татьяна и Надежда. Школа. 1938 г.

Летом 1941 года, сразу после окончания школы, Ваня и Валя ушли на войну. Поступили в военное училище и через несколько месяцев, младшими лейтенантами были направлены на фронт. Ваня не вернулся с войны, он был убит в 1942 году. А дядя Валя в 1943 году попал в плен. Прошел Бухенвальд, остался жив благодаря тому, что смог сбежать из плена, вернулся домой. Тетя Надя и дядя Валя поженились и прожили счастливо до глубоко старости, до 90 лет. А мама, как мне кажется, до конца свой жизни любила Ваню.
Во время войны мама поступила в Ташкентский Медицинский Институт (ТашМИ), на лечебный факультет, самый престижный и с отличием его закончила. Я хорошо помню мамину институтскую подругу, тетю Мусю, которая осталась после окончания института на работе в институте, вместо мамы. Предлагали остаться маме, но мама решила поехать в Наманган, бороться с туберкулезом.

Муся. 1944 г.
Муся. 1944 г.

А тетя Муся всю жизнь проработала в ТашМИ. В конце 60-х годов мама и тетя Муся решили поженить меня и тетю Мусину дочку Лену (мы были одногодки). Но у них ничего не получилось со свадьбой. Мы с Леной были не готовы совершить такой решительный шаг и коренным образом изменить нашу студенческую, вольную жизнь. Последняя попытка мамы и тети Муси была сделана в Новогоднюю ночь, то ли 1968-го, то ли 1969-го года. Мы собрались у тети Муси дома ( на Чиланзаре, возле спортивного магазина). До 31 января, в тот год не выпало ни одной снежинки. Мы встретили Новый год шампанским и вышли погулять. И в это время пошел сильнейший снег, который буквально за час завалил все вокруг. Какой был восторг! Но даже такое чудо природы не помогло маме и тете Муси достичь своей цели – поженить нас. Надо отметить, что это первая, но не последняя попытка мамы решить мою судьбу.

Мама и мои друзья.

Мама всегда хорошо относилась к моим друзьям, а некоторых она даже любила. Несколько раз в моей жизни мама сама находила мне друзей, с которыми я дружил по многу лет.
Первый раз, как я помню, это было когда я пошел в первый класс. Когда нас, первоклашек, построили, чтобы первый раз завести в первый класс, мама подвела меня к одному из самых маленьких и самых худеньких мальчиков, познакомила нас и сказала, чтобы мы дружили. Это был Саша Табаков. С ним мы дружили 5 лет, пока нас не рассорил авторитетный второгодник. Как сейчас помню, его звали Тулкун. Он спровоцировал нас на драку. Мы на школьном дворе, на переменке, подрались в присутствии всех наших одноклассников, и наша дружба после этого окончательно расстроилась.
Второй раз, я учился во втором или в третьем классе, мама решила, что у меня должны быть друзья не только по школе, но и рядом с домом. Мы жили в своем доме, и вокруг нас, поблизости, не жило никаких мальчишек, как это обычно бывает в общих дворах. Мама отвела меня в ближайший общий двор, где было полно пацанов, подвела в самому старшему и сказала, чтобы они приняли меня в свою компанию. Они и приняли. Пацаны моего возраста во главе со старшим товарищем – Вячиком Красильниковым. Мы дружили до нашего переезда из Намангана в Ташкент, лета 1962 года. Сколько у нас было интересных дел и проказ!
Мама всегда доброжелательно относилась к моим друзьям. Они с удовольствием оставались у меня с ночевой. Сидели за нашим общим, обеденным столом, кушали, разговаривали с мамой.
Мы с моими друзьями, как школьными, так и институтскими, старались подружить наших мам, даже организовывали для них совместный выезд в горы. Мама с удовольствием участвовала в этих поездках, общалась с мамами моих друзей, высказывала свое мнение о моих новых друзьях. К ее мнению я всегда прислушивался.
Моим друзьям мама тоже очень нравилась. Я это не только чувствовал, но и слышал от них об этом. Помню, еще в школн, или сразу же после окончания школы, мама, я и моя приятельница Ида Шамис (будущая жена моего школьного товарища Венки Лучанского) поехали за город купаться. Мы с Идой валялись на солнышке, а мама пошла искупаться, и Ида мне сказала, что у мамы очень красивые ноги. Мне это понравилось.
Еще помню случай. Я уже учился в институте, на первый курсах. И мы с моими институтскими друзьями – Володей Громовым, Сергеем Восковким и его женой Людой решили на Ноябрьские праздники поехать в горы, в Ак-Таш. В день отъезда погода испортилась, пошел дождь, который должен был перейти в мокрый снег, а в горах он наверняка уже шел. Я сказал, что вряд ли мама согласится на мою поездку в горы. Но Сергей с Володей сказали, что они знают мою маму и смогут ее уговорить. И действительно, пришли к нам домой, уговорили маму , и мы поехали в горы. Попали под снег, ночевали в пещере. Но нисколько не пожалели о поездке.

Мама и мой младший брат Толик.
Мама, Толик, Сусанна, Ленара, Самарканд. 1977 год.
Мама, Толик, Сусанна, Ленара, Самарканд. 1977 год.

К Толику, у мамы всегда было особое отношение. Она его жалела, переживала, что я ему уделяю недостаточно, по ее мнению, внимания. Наша разница в 7 лет, не позволяла нам с Толиком по настоящему сблизиться. В то время, это разница имела слишком большое значение. Мне с ним было неинтересно, так как Толик был слишком мал.
Мама хотела, чтобы Толик шел по моему пути. Внушала ему это. Он и следовал этому. Я закончил 110 физико-математическу школу, и Толик поступил в эту школу, не смотря на его гуманитарный склад ума. Я закончил политехнический институт, и Толик поступил в политехнический институт и так его и не закончил. Я занялся научной работой, и Толик решил делать научные открытия, но в гуманитарной сфере, в психологии. Это ни к чему хорошему не привело. До самых последних маминых дней я чувствовал ее упрек за Толика. Упрек и к себе, и ко мне.

Мама – врач.
В тубдиспансере. Наманган. 1954 г.
В тубдиспансере. Наманган. 1954 г.

После окончания института мама начала бороться с туберкулезом. После объявления о полной победе над туберкулезом в Советском Союзе, мама из фтизиаторов переквалифицировалась в пульманологи.
Как врач, мама была успешным специалистом. Она лечила семью Рашидова Шарафа Рашидовича – руководителя республики, и самого Рашидова. Самые главные начальники по науке и геологии были рады лечиться у мамы. Мама пыталась устроить мою судьбу. Хорошо помню одну из ее попыток. У мамы лечился академик Хамрабаев. Лауреат Ленинской премии. Директор Института Геологии и Геофизики АН УзССР. Он предлагал взять меня к себе в аспирантуру. Мама мне сказала об этом, но я решил идти своим путем. И пошел.

Обследование пациента. 1976 год.
Обследование пациента. 1976 год.

Еще один случай. Я уже преподавал в Ташкенском Госуниверситете им. В. И. Ленина, на кафедре геофизики у Бориса Борисовича Таль-Вирского. Начал заниматься Сейсмической томографией Верхней мантии Земли. Дело у меня продвигалось неплохо. Вторым моим научным руководителем был проф. Лев Павлович Винник. Он предложил перейти к нему лабораторию в Институт Физики Земли, в Москву.

Ставим диагноз.
Ставим диагноз. 1977 г.

И в это время маме предложили работу участкового врача в Москве. Давали квартиру в Москве. Но и на этот раз я пошел своим путем – отказал и Льву Павловичу Виннику, чем сильно его обидел, и маме. Маме пришлось отказаться от предложения. Не знаю, как пошла бы моя дальнейшая жизнь, прими я эти два предложения мамы. Но, что сделано, то сделано.

Личная жизнь мамы.

Мне кажется, что у мамы была первая и единственная на всю жизнь любовь – одноклассник Ваня. Ваня пошел на фронт и погиб там. А мама всю жизнь помнила о нем и любила его. Мама мне о Ване много рассказывала. Вечерами в Намангане, когда мы были одни – отец был в очередной командировке на ревизии в районе.
Хорошо помню, когда мама рассказывала о Ване, у нее лицо становилось другим, мягче, мечтательнее.
Мама была всю жизнь красивой женщиной. На нее обращали внимание мужчины. Даже я, совсем мальчишка, замечал это. Отец ее, мне кажется, ревновал, но я знаю, мама не давала повода для ревности.
После развода с отцом, мама так и не вышла замуж. Я знаю только два серьезных предложения маме от очень хороших мужчин. Оба предложения мама отклонила. Мне трудно судить о причинах, но, кажется, главная причина – мы с Толиком. Мама не знала, примем ли мы отчимов.
Первое предложение было от маминого коллеги, врача. Обрусевшего узбека. Жил он с детьми, дочерью и сыном, в рабочем городке. Он потерял жену, русскую женщину. Дети у него не говорили на узбекском языке. Только на русском. Мы с мамой ходили к ним в гости. Его старшая дочь, моя ровесница в последующем поступила в Институт железнодорожного транспорта. Младший сын – ровесник Толика. Мы дружили. Но мама отказалась выйти замуж. что-то ее отпугнуло.
Второе предложение маме делал Лев Михайлович Разумовский, дядя моей первой жены. Он жил в Алма-Ате. Был главным редактором “Казахстанской правды”. Приехал к нам на свадьбу. За несколько лет до этого Лев Михайлович похоронил жену. На маму он сразу “положил глаз” и, не откладывая в дальний ящик, сделал предложение. Мы все очень хотели, чтобы мама приняла предложение, но мама и в этот раз отказала. Я уверен, что жизнь мамы и жизнь Льва Михайловича сложились бы совсем по другому, если бы они соединили свои судьбы. Возможно, они до сих пор были бы живы.
Мама рано ушла из жизни, не дожив двух месяцев до 65 лет. Она ушла из жизни молодой.

Татьяна Ивановна Шумская
Шумская Татьяна Ивановна. 1984 г.Шумская Татьяна Ивановна. 1984 г.
Name Татьяна Ивановна Шумская
Birth 16.11.1924 in Ташкент
Death 25.09.1989 in Ташкент
Parents
HusbandТалгат Якупов
Menu Order2
SchoolШк. № 94, г. Ташкент. 1931 - 1941 гг
ProfessionВрач - терапевт. Фтизиатр. Пульманолог.